grazdano4ka

Categories:

«Одной с ребенком вам ехать нельзя» – считает врач. Но помощь матери женщина принять не хочет, чтобы

– …А я человек, знаешь, прямой: всегда говорю только то, что думаю! – рассказывает пятидесятивосьмилетняя Татьяна Кондратьевна. – И в этом случае тоже показывать напускную радость не стала. Сказала, что в их случае рожать третьего ребенка – это безответственность и эгоизм! Зачем плодить нищету? Дочь не работает, у нас здесь не Москва, с работой проблемы. У зятя зарплата маленькая. Квартира – убитая двушка, да и то не их, а сватьи, ремонта там сроду не было, здоровье у дочери не богатырское. Двое детей уже есть, их еще растить и растить, ну куда третьего? На кого вы, спрашиваю, надеетесь, на меня? Напрасно! В итоге, конечно, стала врагом!

Дочери Татьяны Кондратьевны, Арине, только тридцать, тем не менее у них с мужем уже двое детей: шестилетний сын и трехлетняя дочь. Дети еще совсем маленькие, в них еще, по словам Татьяны Кондратьевны, вкладываться и вкладываться. Занимается детьми в основном Арина. Зять работает с утра до ночи, но денег хватает впритык: у них действительно не Москва, соответственно, и зарплаты региональные. Сорок тысяч для мужчины считаются вполне нормальными деньгами.

– Конечно, если бы работали оба, так было бы нормально! – вздыхает Татьяна Кондратьевна. – Но Арина снова в декрет собралась! Я говорю, себя не жалко, детей бы пожалели, как вы жить-то будете? А она – как раньше жили, так и будем, мол, мы у тебя денег не просим, сами справляемся. Нам на все хватает! Так что за нас не переживай! И не бойся: тебя о помощи не попросим! 

Конечно, голодными и раздетыми в семье дочери никто не ходит, но лишних денег нет абсолютно, отложить получается мизер, и если завтра вдруг что с кормильцем – непонятно, что делать.

Беспокоит Татьяну Кондратьевну и квартирный вопрос молодой семьи. Сваты уступили им свою двушку, сами уехали в село, к дочери. Там тоже куча внуков, и жить там свекрам пока нравится. Но ведь теоретически в любой момент они могут вернуться в свою квартиру. Ну а что, поссорятся с дочерью, например, или с зятем, или просто захотят жить в городе. И что тогда?

У Арины на этот вопрос ответа нет, она только отмахивается – проблемы будем решать по мере поступления.

– Я говорю, и как вы будете решать эту проблему, ну-ка, скажи? – вздыхает Татьяна Кондратьевна. – Ко мне придете? Сами они справятся, ага. Такие прям смелые, пока проблем нет, а чуть что, прибегут как миленькие! Я вас, говорю, к себе не пущу ни под каким соусом. И с детьми сидеть не буду, сидите сами! В итоге разобиделась на меня, не общаемся третий месяц! Дочь трубку не берет, сама не звонит, сообщения читает и не отвечает, на улице мимо меня проходит, задрав нос. Так теперь и живем! 

Городок у них небольшой, живут мать с дочерью рядом, и на улице встречаются регулярно, при этом Арина даже здороваться не хочет. Новости о дочери и внуках Татьяна Кондратьевна теперь узнает у родственников, с которыми та общается. Срок у Арины уже около шести месяцев, и эта беременность, не в пример прошлым, проходит не совсем гладко- то одно, то другое. 

– С почками проблемы какие-то вылезли, она даже на дневной стационар ходила! – рассказывает Татьяна Кондратьевна. – Дети то у соседки, то у подружки, то у двоюродной сестры, то у тетки – моей сестры, а той уже за семьдесят. Я ей говорю, Света, тебе ведь тяжело с малышами, наверно, зачем ты соглашаешься. А она – ну как не согласиться, Аринке ведь лечиться надо. Меня теперь и правда ни о чем не просит, вот так вот…

А недавно сестра позвонила Татьяне Кондратьевне сама. У Арины, говорит, беда.

– У внучки трехлетней обнаружили проблемы с сердцем! – вздыхает Татьяна Кондратьевна. – Насколько все серьезно, и нужна ли операция, пока непонятно. У нас тут в регионе медицина, знаешь ли, оставляет желать, со всем, что серьезней расстройства желудка, люди едут в областной центр. А наши в Москву собрались ребенка везти! Направление выбили, с московской клиникой созвонились, их берут, приезжайте, говорят, после праздников. 

– Понятно… Деньги теперь нужны?

– Нет, не деньги! Денег они уже наскребли, назанимали где-то. Даже билеты уже взяли на поезд, ехать сутки, там сразу в клинику, врачи говорят, минимум на неделю, а потом – что обследование покажет. Главная проблема в том, что … кому ехать-то с ребенком? Света, сестра, говорит – ты представляешь, Арина собирается ехать сама! Нельзя этого допускать. Она на седьмом месяце, и, если честно, еле ходит. Сейчас у нее тонус, угроза, врач прописал постельный режим, и уж сутки трястись на поезде, потом там по Москве бегать с чемоданами и с трехлетним ребенком – это точно не для нее. Но она ничего слушать не хочет! Поеду, и все, больше некому у нас!

– Подождите, а папа девочки? Или не царское это дело, с ребенком в больницу?

– Да нет, не в том дело, что не царское! – вздыхает Татьяна Кондратьевна. – Зять бы поехал, но он работает! Начальство ему так и заявило – максимум дней пять дней за свой счет, на шестой день не выходишь на работу – извини, желающих много. Неделями ждать никто не будет. В пять дней, скорее всего, он не обернется, и рисковать работой тоже нельзя в их-то положении. Больничный с ребенком? Так он устроен неофициально у нас, больничные не полагаются… 

Логичнее всего ехать Татьяне Кондратьевне, но дело в том, что Арина и разговаривать с ней не хочет – трубки не берет, на сообщения не отвечает. Татьяна Кондратьевна уже и через зятя пробовала выйти на связь, объяснить тому, что Арину отпускать нельзя. Но та, похоже, никого не слушает, закусила удила: «не надо нам помощников, справимся сами, помощи на копейку, а разговоров потом на годы».

– Сестра говорит – собирайся, бери билет на тот же поезд и поезжай с ними вместе, страхуй Арину, мало ли что! – рассказывает Татьяна Кондратьевна. – С одной стороны, она права. С другой – не знаю. Деньги на проезд в Москву я найду, конечно, а дальше? Вдвоем с внучкой в больницу не положат ведь. Жить там неделями мне не на что, остановиться бесплатно не у кого. Да и Арине не очень-то нужно, чтобы я ехала. Она вон трубки не берет, а если меня в поезде увидит – что, сильно обрадуется, что ли? Не знаю…

Пусть справляются сами, раз такие умные и никто им не нужен? Лезть с помощью, которую не просят, не стоит?

Или отпускать дочь с ребенком одну в чужой город в таком состоянии нельзя? Что думаете?


Еще больше интересных материалов - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте!

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.