grazdano4ka

Category:

Сын дал своей жене месяц сроку и поставил условие: «Или выйдешь на любую работу, или развод»

– …Ой, да она у нас та еще работница! – с досадой машет рукой пятидесятивосьмилетняя Юлия Валерьевна, рассказывая про свою невестку Марьяну. – Еще как только забеременела, увольняться собралась! То смотрят на нее косо на работе, видишь ли, то сидеть ей тяжело, то в транспорте ездить страшно, кругом одни инфекции. Причем, это было, как ты понимаешь, пять лет назад, тогда ни о какой пандемии еще и речи не было… С трудом мы уговорили ее с работы не уходить, как-то досидеть до декрета, чтобы выплаты хотя бы получить. И ведь работа-то не бей лежачего была! Сидела в офисе, договора подшивала в разноцветные папочки…

…Внуку Юлии Валерьевны уже почти пять лет, декрет у Марьяны давно кончился, но оказалось, что выходить ей некуда: компания, где она трудилась до беременности, перестала существовать. Однако Марьяна этому, кажется, только обрадовалась. Она до сих пор сидит дома, занимается бытом и ребенком, который, к слову сказать, уже довольно неплохо ходит в сад, и не дует в ус.

Быть домохозяйкой Марьяне нравится, и, будь ее воля, на работу бы она не выходила вообще. Но проблема в том, что это не устраивает ее мужа, Эдуарда. Поначалу он лишь мягко подталкивал жену к поискам работы, позже стал более настойчивым, а теперь, по прошествии почти двух лет после окончания официального декрета, тема эта стала в семье просто болезненной.

– Ты ищешь работу? – почти ежедневно осведомляется у жены Эдик. – Смотрела сегодня вакансии, есть что новое? Написала туда? А эти, вчерашние, что-нибудь ответили тебе? Нет? Надо позвонить им, звони, спрашивай! Что значит «не нужно», звони, я сказал! Два года работу искать – это вообще какой-то нонсенс! Как-то ты неправильно ищешь!

– Я ищу! – объясняет Марьяна мужу. – Но меня с маленьким ребенком никто не берет!

С ребенком готова сидеть Юлия Валерьевна – столько, сколько надо. Забирать из сада, оставаться на больничных, водить на кружки, ходить на утренники и в поликлинику. Мальчик уже большой, и характер у него золотой, с ним запросто можно договориться. Юлия Валерьевна хорошо ладит с внуком, уже сейчас время от времени берет его к себе с ночевкой, водит в зоопарк, в кино на мультики, в парки на площадки, занимается дома.

– Марьяна вообще хорошо устроилась! – вздыхает Юлия Валерьевна. – Ребенок то в саду, то у бабушек, а она дома сидит. Красота!

В конфликте супругов Юлия Валерьевна полностью на стороне сына – считает, что Марьяне нужно приносить в семью деньги, которые ох как нужны. Живут они в однокомнатной квартире, принадлежащей Юлии Валерьевне с сыном, сама свекровь живет в другом месте. 

– Крыша над головой у них есть, конечно, но однушка – это же не для семьи! – сокрушается свекровь. – Ребенок растет, нужно его уже отселять от родителей, расширяться... 

Да и помимо квартиры у молодой семьи есть еще нужды. Можно уже и машину поменять, и в отпуск на море семьей съездить. Марьяна с этим охотно соглашается, как, впрочем, и с тем, что на работу ей выходить надо. И даже вроде бы действительно ищет работу, но время от времени поиски прекращает. То карантин, то лето, два месяца которого она с сыном провела на даче у родителей, то потом вторая волна изоляции. 

– Эдик уже сам искал, подобрал несколько вакансий, проследил, чтобы она написала туда и отправила резюме, – рассказывает Юлия Валерьевна. – В пару мест ее даже пригласили на собеседование. Безрезультатно… Она как будто даже обрадовалась: вот видишь, мужу говорит, не берут меня! Все бесполезно!..

А пару недель назад Юлия Валерьевна встретила знакомую со старой работы, разговорилась и поделилась с ней проблемой. Мол, невестка с высшим образованием, а сидит дома, после декрета никуда не берут, что ты хочешь, то и делай.

– Так давай ее к нам! – тут же предложила бывшая коллега. – Как раз сейчас секретаря ищем, на ресепшен, конечно, своего человека возьмем с удовольствием! Пусть звонит прямо завтра с утра, вот телефон. Придет, познакомимся, если она адекватная, ее и возьмем…

Информацию и телефон Юлия Валерьевна тут же передала сыну с женой. На следующий день Марьяна позвонила, договорилась о встрече. Ближе к вечеру невестка привезла к Юлии Валерьевне сына, а сама отправилась на собеседование. Вернулась за ребенком часа через два.

– Ну как? Сходила? Договорилась? Взяли тебя?

– Сходила, поговорили! – пожала плечами Марьяна. – Все расспросили – где я работала раньше, что умею, кто будет с ребенком сидеть на больничных… Сказали – перезвонят, скажут, что дальше!

Звонка не последовало ни на следующий день, ни послезавтра. Потом были выходные, и в понедельник тоже тишина. Во вторник Юлия Валерьевна стала сама звонить своей приятельнице.

– Так твоя невестка не явилась на собеседование! – сухо сказала та. – Могла бы позвонить хотя бы, предупредить. Я к начальству ходила насчет нее… Ну, а теперь поздно уже, другая девочка пришла, работает у нас уже с понедельника…

Эдуард просто рвал и метал, когда мать рассказала ему, что Марьяна просто не пошла на собеседование.

– Собрал ей чемодан и увез к матери! – вздыхает Юлия Валерьевна. – Говорит, месяц тебе сроку! Или находишь работу, любую, или я подаю на развод. Тащить тебя на шее я не буду!

– Подожди, а ребенок?

– Ребенок с ней… Эдик предлагал его оставить, но где там. Не отдала…

А может, муж прав – жена уже не в декрете, значит, обязана работать и вносить вклад?

Или «мир перевернулся», поскольку обязанность содержать жену и ребенка испокон веков была мужской обязанностью? Разваливать семью, разводиться с женщиной, родившей тебе ребенка, потому, что она не хочет зарабатывать – это вообще дно?

Что думаете?


Еще больше интересных материалов - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте!

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →