grazdano4ka

Categories:

Почти уговорили дочь отдать ее квартиру брату, но вмешалась сватья: «Влезла не в свое дело!»

– …Дочери говорю – ну это же неправильно так, у тебя одной две квартиры, в одной живешь, вторую сдаешь! – рассказывает пятидесятисемилетняя Раиса Петровна. – А мы друг у друга на головах, в двушке вчетвером, а через три месяца ребенок у молодых родится, будем вообще впятером… И ладно бы она сама эти квартиры купила – они ей даром достались от ее папаши. И мы с ней договаривались раньше, что она одну квартиру брату отдаст…

– Хм. Просто так отдаст свою квартиру брату? И она была согласна?

– Ну так мы семья все-таки или что? Надо делиться, я считаю! Они родные люди, брат и сестра. Жизнь длинная впереди. Сегодня она Олегу поможет, а завтра он ей… И да, она была согласна раньше! Говорила, когда Олег вернется из армии, они вместе сходят и оформят одну квартиру на него. Но вмешалась ее свекровь, промыла ей мозги! Сказала, что так не делается, что Оксанка должна думать о себе и своем ребенке, а не о брате. Брату, мол, пусть его отец квартиру купит… А я говорю, а ничего, что отец Олега Оксанку с трех лет растил, как родную, и никогда не делил детей на «своего» сына и «чужую» дочь?..

В свое время, тридцать лет назад, Раиса Петровна ушла от первого мужа с двухлетней на тот момент дочерью Оксаной. А через год вышла замуж во второй раз. Первый муж пил, гулял, семью в грош не ставил. Второй был полной его противоположностью. Во всем помогал, заботился, деньги все отдавал в семью – просто приносил получку и клал на стол, оставляя себе небольшую сумму на сигареты и на проезд. 

А самое главное, по словам Раисы Петровны, Оксанку принял, как свою. Играл, гулял, на велосипеде научил кататься, на море возил. Девочка от родного отца не видела столько внимания и денег, сколько от маминого второго мужа. И даже когда у Ивана Максимовича с Раисой Петровной родился общий сын Олег, отношение мужчины к дочери жены не изменилось.

– Оксанка вообще его считала своим родным отцом, даже удивлена была лет в пять или шесть, когда узнала, что у нее, оказывается, раньше другой папа был! – вспоминает Раиса Петровна. – Спросила, почему у нее фамилия другая, ну, я и ответила. Она родного отца уже и не помнила. Бывший муж особо к дочери не рвался. Алименты платил от случая к случаю, работал тоже так, временами… 

А в девятнадцать лет Оксана получила от родного отца и его родителей наследство: две двухкомнатные квартиры в Москве.

– В ДТП попали на машине, бывший был за рулем, в нетрезвом состоянии. Куда-то повез родителей, да еще на ночь глядя… В общем, вот, нас нашли в итоге, ближе родственников не оказалось. Мы с мужем и хоронили всех… А дочь наследство получила, две квартиры, от свекров и от папаши. Квартиры мы с ней привели в порядок вместе, потолки побелили, обои подклеили, заменили кое-какую мебель, технику. И одну сдали в аренду, а во второй Оксана стала жить…

Надо сказать, переезду Оксаны радовались все: жить в двухкомнатной квартире с двумя разнополыми детьми было тесновато. Комната у них была на двоих с братом, и одиннадцатилетнему Олегу с девятнадцатилетней сестрой было неудобно. А уж ей-то – что и говорить.

К тому же у Оксаны наконец-то появились деньги – от сдачи квартиры в аренду. Девушка стала жить самостоятельно по-настоящему.

– И мы с ней сразу договорились – вторую квартиру она потом отдаст брату, когда Олежка подрастет и станет самостоятельным! – рассказывает Раиса Петровна. – Потому что мы семья, а в семье делить на мое-твое – последнее дело! Иван Максимович вон в свое время их с Олегом не делил, и подарки покупал обоим, и на море возил, и занимался. А ведь тоже был не обязан так-то… Ей даже в голову не пришло возражать! «Конечно, мам, так и сделаем!»…

Надо отметить, Оксана всегда была девочкой послушной, воспитанной в духе уважения к старшим. Слово родителей для нее было законом. Ребенком хорошо училась, помогала по дому, искренне любила братишку. С ней никогда не было никаких проблем, даже в подростковом возрасте. 

…В двадцать шесть Оксана вышла замуж, родила ребенка, сейчас ей тридцать два. Брату ее Олегу двадцать пять, но квартиру Оксана ему так и не отдала – вмешалась ее свекровь, мать мужа. 

Раиса Петровна очень сердится на сватью, просто говорить спокойно о ней не может. Не звонит больше никогда, и в гости ее не зовет. Ольга Михайловна теперь для Раисы Петровны худший враг – «промыла Оксанке мозги».

– Какое ее дело вообще? – злится она. – Какое она право имела вмешиваться и что-то говорить на эту тему? Перессорила нашу семью в итоге, вот и все!.. У Оксаны уже жильцы съезжали, она собиралась квартиру брату отдавать, и тут влезла ЭТА!

Со своей свекровью Оксана была в неплохих отношениях с самого начала. Поэтому и поделилась в какой-то момент – мол, жильцы съезжают, и искать новых, наверно, уже смысла нет. Через пару месяцев Олежка вернется из армии, и надо будет переписать квартиру на него, чтобы у него тоже было свое жилье. Не с родителями же ему жить!

Ольга Михайловна просто ушам своим не поверила. Что? Даже не просто пустить брата в свою квартиру пожить, но переписать на него недвижимость юридически? С какой стати-то? Так не делается вообще-то. У Оксаны уже был ребенок, и ей надо думать не о брате, а о сыне. Брат – мужчина, ему в декрете не сидеть скорей всего, пусть идет и зарабатывает квартиру себе сам. К тому же у него вон, родной отец есть. Есть кому помочь.

Оксана все отмахивалась сначала и слушать не хотела свекровь, а потом как-то попросила мать посидеть с ребенком, пока они с мужем сходят в кино. Раиса Петровна отказалась, да еще и высказалась в том смысле, что она посидела бы, если бы действительно было надо. А чтоб дочь в кино сходила – нет уж. Сидите сами.

– А ты давай квартиры им дари! – не преминула вспомнить Ольга Михайловна. – Что, говоришь, помогут в трудную минуту? Вот так они тебе помогают…

И Оксана призадумалась, после чего пустила в квартиру новых жильцов, и на вопросы своей семьи вот уже почти пять лет отмалчивается. А Олег между тем уже и жениться собрался. Его девушка беременна, живут они сейчас с Раисой Петровной и ее мужем, своего жилья нет ни у него, ни у нее. Вот-вот уже родится ребенок, и мать решительно приступила к Оксане с вопросом – когда дочь отдаст квартиру брату? Им же еще там все подготовить надо, ремонт сделать…

Оксана же дарить квартиру отказалась наотрез, и Раиса Петровна обижена. И на Оксану тоже, но больше всего на сватью, которая влезла вообще не в свое дело…

А может, она права, Ольге Михайловне не стоило лезть? Свекровь Оксаны тоже в этой ситуации выглядит не очень красиво, она ведь лицо заинтересованное. Своего-то сына тоже недвижимостью не обеспечила, ей ли осуждать сватов…

Или Ольга Михайловна права, вовремя объяснила невестке, что почем, не дала сделать глупость?

Что думаете?


Еще больше интересных материалов - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте!

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →