grazdano4ka

Categories:

Сватья думает, что в разводе виноват зять, а на самом деле – ее дочь: «Надо сказать ей правду»

– На прошлой неделе, в четверг это было, – рассказывает шестидесятилетняя Анна Тарасовна. – Пошла я в магазин, а телефон дома забыла. Со мной это бывает… Ну, после магазина на почту зашла, туда-сюда, соседку встретила, с ней постояла. Дома меня не было часа полтора, может, чуть больше. Прихожу, беру телефон, а у меня там двенадцать пропущенных, и все от сватьи…

Тридцатипятилетний сын Анны Тарасовны, Всеволод, давно в браке. С женой Валерией у них две дочки, старшей одиннадцать, младшей два. Сама Валерия родом из-под Тулы, там до сих пор так и живет ее мать. Всеволод же с матерью – москвичи. При этом со сватьей у Анны Тарасовны сложились замечательные отношения, хоть и на расстоянии. 

Сватья, Мария Владимировна, часто приезжает в столицу, к дочери и внукам, всегда везет с собой сумками и баулами гостинцы – соленья, варенья, домашний творог, сметану, сыр, все необычайно вкусное и свежее. Угощает, естественно, и Анну Тарасовну. Та не остается в долгу – организует Марии Владимировне во время ее приезда медицинские обследования и лечение у хороших московских специалистов. 

Сельхозпродукты под Тулой отменные, а вот медицина, к сожалению, оставляет желать.

– Я поэтому не особенно удивилась ее звонкам! – рассказывает Анна Тарасовна. – Мы договаривались, что она приедет, я поведу ее к эндокринологу. Набираю ее, говорю, Маш, привет, вижу, что звонила. А она прям с места в карьер – звонила, говорит, чтоб сказать, что от Севы я такого не ожидала! Я оторопела, говорю, не понимаю, ты сейчас о чем вообще? А она – а ты не знаешь, что ли, что твой сын вчера выставил Леру из дома с детьми на руках без денег и документов, на ночь глядя! Разводиться собрался, бабу себе завел, живет на две семьи уже больше года… 

По словам Марии Владимировны, дочь с детьми приехали днем, чуть ли не в тапках, на Лере лица не было. Рассказала матери, что не далее как вчера нашла у мужа в незакрытом браузере переписку с дамой сердца, читала несколько часов, там чего только не было. По приходу с работы мужа предъявила ему претензии. А Всеволод пришел в ярость, что жена без него сунула нос в его аккаунт и выставил Леру с детьми из квартиры. Хорошо, ее соседка приютила до утра и денег на билет до матери одолжила… 

– Ну загулял мужик, бывает, не он первый, как говорится! – возмущалась в телефонную трубку Лерина мать. – Но разве можно так с семьей? С детьми?

Анна Тарасовна слушала и просто ушам своим не верила – настолько все это не походило на правильного, положительного, увлеченного семьей Севу.

– Жили они хорошо, в дочках Севка просто души не чаял! – вздыхает Анна Тарасовна. – И со старшей, и с младшей помогал от и до. С работы бегом домой, качал, купал, ночами вставал, и гулял по выходным с коляской. И сейчас с обеими возится, и читает, и играет. Редкие отцы в наше время так носятся с детьми. Придут и в комп. Севка не такой! Загулял, говорит, мужик, ха! Да когда ему гулять-то! Он то в магазин бежит, то в поликлинику, то на детскую площадку…

И к жене Всеволод относился, по словам Анны Тарасовны, просто прекрасно. Подарки дарил, на отдых возил, в быту никаких претензий не предъявлял. Сам мог и приготовить, и убрать, если Лера не успевала. При этом и семью обеспечивал всегда на хорошем уровне. Лера между двумя декретами вышла в офис на полдня, но это скорее для тонуса и общения, чтобы дома не скучать. Зарплату с нее муж и не спрашивал никогда, Лера тратила ее «на булавки».

И квартира, в которой жили, к слову сказать, принадлежала Всеволоду – много лет назад он получил двушку в наследство от отца.

– Я, конечно, после разговора со сватьей давай Севке звонить, а он трубку не берет. Взял на пятый раз. Голос хриплый какой-то, чужой. Спрашиваю, ты где вообще? Спишь что ли? Рабочий день на дворе. А где дети? Что там происходит у вас? Он, такой – мама, слишком много вопросов сразу, давай потом! Ничего у нас не происходит, все живы и здоровы… Ну да, случилось кое-что. Но это не телефонный разговор…

Всеволод положил трубку, а Анна Тарасовна, пометавшись по своей квартире некоторое время, собралась и поехала к нему.

– Беспорядок в квартире страшный! – вздыхает Анна Тарасовна. – Сын небритый, немытый, не похожий на себя, сидит за столом, смотрит в одну точку… Конечно, мне не особо обрадовался. Ну проходи, говорит, раз пришла, все равно нужно объясниться, тут дело и тебя в некоторой степени касается. Видишь вон ту бумажку на комоде? Бери и читай! Ну, взяла, справка какая-то, типа анализ, цифры в столбик, заключение… биологическое отцовство предполагаемого отца полностью исключено. Говорю, что это вообще? Чье? Мое, говорит, и Арины, нашей младшей. Теперь, точнее говоря, уже не нашей, а Лериной…

Оказывается, Всеволод какое-то время назад сделал тест на отцовство с младшей дочерью, и вот только что получил на руки результат. Чего ему вдруг в голову взбрело проверяться, почему только младшую дочь, что со старшей, как вообще им всем жить дальше – вопросов у Анны Тарасовны море, но сын пока не хочет на них отвечать. Единственное, что достоверно известно – младшая внучка теперь уже Анне Тарасовне и не внучка.

Собственно, из-за этого и произошел скандал с Валерией, ну, это понятно. Всеволод принес домой результат теста и молча положил перед женой. А та устроила истерику, схватила детей и выбежала из квартиры. Где бродила всю ночь – неизвестно, Всеволод и не искал, видимо, и правда у соседки. А наутро поехала на вокзал, взяла билет и свалилась на голову к матери. Изложив той свою версию событий, сильно отличающуюся от действительности. Попутно заявив Марии Владимировне, что в Москву больше не поедет, Всеволода видеть не хочет, ни копейки от него не возьмет, детей давать ему, такому чудовищу, не будет, а на развод подаст в Туле…

– Лерина мать теперь ругает Севку последними словами! – горестно вздыхает Анна Тарасовна. – Проклинает, костерит. А доченька ее просто идеал, угу. Но это же несправедливо! Надо открыть ей глаза! Пусть знает, что не у Севы любовница была, а у Леры любовник, да еще, может, и не один. Это ж надо так, ребенка родила от кого-то, будучи в браке! Тем более, у нас заключение об отцовстве… ну, то есть, о не-отцовстве на руках. Отправить Лериной матери копию! Да хоть даже и подлинник, пусть убедится!

– Мама, не лезь! – говорит Всеволод. – Какая мне разница, что там кто будет думать о причинах моего развода? Жену не прощу, видеть ее не хочу. А что там говорит теща, меня сейчас интересует меньше всего!

А вы как считаете, нужно ли в этом вопросе искать справедливость? Открывать глаза сватье на истинную причину развода ее дочери? Анне Тарасовне, если честно, очень неприятно слушать, как сватья костерит ее сына, хотя если кто и виноват в разводе, то точно не он.

Или ну их, пусть думает, что хочет? Это теперь совершенно посторонние люди…

А вы что думаете?


Еще больше интересных материалов - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте!

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →