grazdano4ka

Categories:

«Сначала квартиру мою мне верни, потом будешь обижаться и не разговаривать», - сказала дочери мать

– Это получается, с дочерью мы не общаемся с прошлой зимы уже! – рассказывает пятидесятисемилетняя Лидия Георгиевна. – Вообще никак!.. Ой, я тебя умоляю, все у нее в порядке. В соцсетях появляется регулярно, фоточки постит, а матери написать или, тем более, позвонить – это ни за что! Своих соцсетей у меня нет, она вообще не знает, жива я, нет, уж не говоря о том, здорова ли! И, судя по всему, ее это не интересует…

Дочери Лидии Георгиевны, Людмиле, под тридцать, у нее уже своя семья и даже трехлетний ребенок. Отношения между матерью и дочерью всегда были непростые. В детстве Людмилы Лидия Георгиевна была строгой и требовательной, она сама это признает. Но все только для пользы дочери. Приучала к труду, к активному образу жизни, не поощряла лень и праздность, требовала хорошо учиться, сурово наказывала за вранье. 

Дочь выросла не хуже других: поступила в институт, получила образование, работала, вышла замуж, ребенка родила. 

Тут бы Лидии Георгиевне ослабить уже воспитательную работу, но нет – по старой привычке она продолжала, регулярно приходя в гости, указывать Людмиле на недостатки.

– Пришла к ним, шкаф открыла, а там – ба-а-тюшки! Все понапихано комом! Я говорю, это я тебя так, что ли, учила? Ты у меня в шкафу хоть раз такое видела? Сейчас же наведи порядок! 

Конечно, Людмиле это не нравилось, что и говорить. Но Лидия Георгиевна считала, что делает доброе дело. Она ведь добра дочери желает! Кто, кроме матери, может еще правду сказать? Зять-нищеброд? Ага, держи карман! Он в Людмилу как клещами впился, его все устраивает по той простой причине, что без жены ему и жить негде. Пришлось бы скитаться по съемным углам.

Зятя Лидия Георгиевна не любит и не понимает, что дочь в нем нашла, это отдельная тема бесед. Наряду с тем, что и в шкафу у дочери беспорядок, и посуда не моется сразу после еды, и ребенок не сказать, чтобы развит-переразвит. Говорит плохо, стихи не рассказывает, да что там стихи! На горшок-то еще ходит не всегда. У племянницы Лидии Георгиевны дочка такого же возраста, так там совсем другой ребенок, видно, что с ним занимаются. Не то, что Людмила со своим сыном…

А прошлой зимой Людмила выкинула новый фортель – перестала брать трубку. Сначала просто сбрасывала звонки, а потом, видимо, просто добавила телефон матери в черный список. 

– На ровном месте, абсолютно! – разводит руками Лидия Георгиевна. – Вчера еще нормально общались, я ей как раз про ее сестру двоюродную рассказывала, что ее дочка всего Чуковского наизусть шпарит. Ну, она надулась, как всегда, не без этого. Стала говорить, что не надо, мол, сравнивать детей – а как не сравнивать? Между детьми несколько недель разницы, а кажется, что несколько лет!.. И вот после этого разговора Людмила и перестала брать телефон…

Через некоторое время выяснилось, что и в квартире дочь сменила замки, и дверь матери больше не открывает.

– Ну, я не особо расстроилась – подумала, прибежит еще, сама прощения просить будет! Потом этот карантин начался, я на даче была. За все лето – ни звонка, ни весточки никакой. В конце сентября у меня день рождения был, я ждала – думала, дочь позвонит, поздравит. Не-а, даже смс не отправила. Это уже последняя капля для меня. Позвонила ей с чужого телефона на следующий день. Говорю, ну что ж, я поняла, нет у меня дочери, получается. А у тебя матери. Прощай, живи как хочешь! А квартиру, говорю, мне верни. Обходишься без матери – обойдешься и без моей квартиры! Мне она в старости самой пригодится!

Квартиру, в которой живет Людмила с семьей, десять лет назад купила Лидия Георгиевна – тогда была такая возможность, надо было вложить деньги. Оформила жилье на дочь – собственно, для нее и покупала, велела ей самой оплачивать коммуналку и налоги. Людмила переехала в свое жилье практически сразу, потом и мужа туда привела. Зять Лидии Георгиевны из дальнего региона, своего жилья у него нет, и родители помочь особо не могут.

Где бы сейчас жила молодая семья, если бы не тещина доброта – неизвестно.

– Но раз я такая плохая, видеть меня ты не хочешь, справедливую критику слушать не желаешь – это, в общем-то, твое право! – обиженно рассуждает Лидия Георгиевна. – Можем и не общаться. Но при этом продолжать жить в моей квартире как-то неправильно, разве нет? 

Возвращать квартиру Людмила отказалась. С какой это стати? Квартира оформлена на нее, и юридически забрать жилье назад мать не может. Тем более, у Людмилы семья, маленький ребенок, и идти ей некуда.

А может быть, мать права? Живешь в квартире, купленной на деньги матери, без разницы, на кого оформленной – не общаться с родительницей не имеешь морального права. А хочешь быть гордой и самостоятельной, надоело выслушивать критику – съезжай, и давай сама-сама, без помощи плохой и нетактичной Лидии Георгиевны…

Или все же вы на стороне дочери в этой ситуации? Что думаете?


Еще больше интересных материалов - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте!

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →