grazdano4ka

Categories:

Обидно: узнала, что сын помогает отцу-подлецу. "Спасает папашу от бумеранга"

– Сын мне всегда говорит – мама, мол, если что-то тебе нужно, любая помощь, ты говори, не молчи! – рассказывает шестидесятидвухлетняя Антонина Георгиевна. – Может, лекарства, или обувь с одеждой, или еще чего-нибудь? Я всегда отказываюсь, всегда! У сына семья, жена в декрете, ребенок, да еще и ипотека у них. А у меня есть все необходимое! Пенсию получаю, крыша над головой имеется, одежды полный шкаф еще с хороших времен. А продукты… В моем возрасте кушать уже надо поменьше. И чем проще еда, тем лучше!

На пенсию Антонина Георгиевна вышла года полтора назад, и к этому событию готовилась заранее. Пока еще работала, сделала в квартире косметический ремонт, вылечила зубы, обновила одежду, обуви набрала про запас, и даже денег отложила немного, чтобы не нуждаться и никому не быть в тягость. Впрочем, она и сейчас, с пенсии, умудряется откладывать. Что-что, а экономить Антонина Георгиевна умеет превосходно.

– Жизнь научила! – вздыхает она.

От мужа Антонина Георгиевна ушла, когда сыну было пять – застала супруга с дамой в пикантной ситуации. Надо сказать, жили они из рук вон плохо, а разводились еще хуже. Бывший в разводе обвинил ее, всем рассказывал, что развелся после того, как узнал, что сына Антонина нагуляла. Не дал ей даже вещи забрать из квартиры, испортил, разрезав на лоскуты, их зимнюю одежду – дубленку, сапоги, детский комбинезон. Даже игрушки сына, и те куда-то увез и выбросил…

– Это просто катастрофа была, остались мы с Сережкой в ноябре месяце в тапочках на босу ногу! – рассказывает Антонина Георгиевна. – Девяносто первый год на дворе! В магазинах шаром покати, на рынке все дорого… У меня ни жилья, ни денег, да что там денег – трусов лишних не было, только те, которые на себе… пошла в садик работать, чтобы Сережку туда взяли. Практически за еду! А для заработка пришлось устроиться в ночной ларек продавцом. Так вот на двух работах и крутилась, ага. Приютили родственники, седьмая вода на киселе. Сережку укладывала спать и шла в ларек, утром с ним вместе в садик… Когда сама спала? Не знаю. Наверно, на ходу! 

– А алименты-то получали на сына?

– Не-а! Ни копейки. Бывший нас с сыном просто вычеркнул из жизни. Я попыталась, конечно, что-то там вытрясти из него, но особо заниматься всем этим у меня ни сил, ни времени не было… Это сейчас-то непросто, заставить платить алименты, если папаша не хочет, а тогда и вовсе было нереально. Работали все по-черному, деньги обесценивались буквально от месяца к месяцу. В общем, махнула я на все на это рукой и выживала сама! И сына вытаскивала в одиночку…

Бывший муж Антонины Георгиевны, судя по всему, вообще забыл после развода, что у него есть ребенок: за все годы – ни звонка, ни открыточки, ни на день рождения, никогда. Поэтому для своего сына женщина старалась и за маму, и за папу. Делала все, чтобы у ребенка, несмотря ни на что, было детство – с игрушками, друзьями, какими-то интересными событиями, конфетами, елками и праздниками.

…Со временем Антонина Георгиевна нашла неплохую работу, перестала уходить в ночь, комнату сняла у пожилой дамы, знакомой тех самых приютивших ее родственников. 

– У бабушки, конечно, характерец был – ого-го, но мне выбирать не приходилось! – вспоминает Антонина Георгиевна. – Дело в том, что она мне квартиру свою обещала – за уход и досмотр. Семь лет мы с ней прожили, конечно, изводила она меня, как могла. Я уже сейчас понимаю, с головой у нее, видимо, не все в порядке было, особенно в последние годы. Чудила капитально. И тарелки в меня летели, и стаканы. Я каждый день ревела! Подруга говорила, мол, бросай ты ее, уходи, нельзя так! Честно говоря, у меня у самой уже мысли были всякие! Тем более, и гарантии не было, что бабушка не обманет, ведь вполне могла… Ну, не обманула. Остались мы с Сережкой в двухкомнатной квартире, в этой самой, где я сейчас живу…

И все годы Антонина Георгиевна старалась для сына – чтобы у него все было не хуже, чем у других детей. Вырастила, образование дала, на ноги поставила. Сейчас Сергею тридцать пять, он женат, воспитывает двух сыновей, работает, вполне успешен. У Антонины Георгиевны прекрасные отношения и с ним, и с невесткой, сын все время предлагает матери помощь, а та отказывается – мол, мне ничего не надо, лучше вон детям купи что-нибудь. Фруктов, например, они бананы любят, виноград, груши…

– Мама, у нас фрукты в доме не переводятся! – отмахивается сын. – У детей все есть. 

– Фруктов много не бывает! – назидательно говорит Антонина Георгиевна. И тащит внукам сама – бананы, орехи, мандарины, лоточки с ягодой…

И все было хорошо до прошлого месяца, когда Антонина Георгиевна вдруг случайно встретила знакомую «из прошлой жизни» - соседку из того дома, где жили с мужем. У той тоже сын примерно такого же возраста, как Сергей – когда-то женщины на почве детей и познакомились.

– Как твой Ваня-то? Работает, женат? Понятно… А мой-то Сергей, ты его теперь, наверно, и не узнала бы!

– Да Сергея-то я вижу регулярно! – вдруг заявила знакомая. – Он же квартиру у меня снимает!

– Какую квартиру? – удивилась Антонина Георгиевна. – Ты что-то путаешь!

– Да не путаю я! Снимает для отца. Ты не в курсе, что ли? Бывший твой квартиру в нашем доме прогулял, продал за долги, ну и снял у нас… На первом этаже, однокомнатную, где мама моя жила? Сейчас мамы не стало, квартиру сдаем. Ну вот, а через какое-то время случился у твоего бывшего инсульт. Никому он не нужен, лежит в больнице, вещи у меня в квартире… Ну что делать, нашла я Сергея в соцсетях, кого же еще? Написала, что это соседка тетя Ира, мама Вани, с отцом твоим плохо, решай, куда его и как. Он перезвонил, взял все адреса, съездил в больницу… Вот, уже третий год с отцом занимается. За квартиру платит, приезжает регулярно с сумками, с пакетами, женщину нанял из соседнего подъезда, она приходит убираться и готовить, в больницу его возит…  Уж и не знаю, что бы мы делали все, а особенно твой бывший – если бы не Сережка. Он такой молодец! Не бросил отца…

И Антонине Георгиевне после этого разговора не по себе. Она чувствует обиду на сына. Каждый месяц весьма немалые деньги он тратит на эту сволочь – которая тридцать лет назад вышвырнула их из дома практически в трусах и тапках, и ни разу потом не вспомнил про сына, конфетки ему не купил. Сын же теперь – и домработницу, и квартиру, и пакеты с деликатесами!

– Ты представляешь? Мне почему-то он пакеты не таскает! – обиженно говорит Антонина Георгиевна. – Домработницу чего-то тоже не нанимает! А этому придурку – пожалуйста…

– Так вы отказываетесь наотрез!

Но Антонина Георгиевна твердит одно – несправедливо! Так нельзя! Сволочь настиг было бумеранг, за все то хорошее, что он натворил в течение жизни, а сын спас папашу от расплаты. Что-то папаша сыну в свое время пакеты с продуктами не носил и квартиру не снимал… да что же за человек-то такой Сергей! После всего, что было, отрывать деньги у детей и нести папаше, в голове не укладывается…

Как считаете, мать права в своем негодовании? Сергей действительно выглядит не очень в этой ситуации, мать имеет право обижаться?

Или Сергей – молодец, только так и надо? Что думаете?


Еще больше интересных материалов - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте!

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →